Психотерапия

В наше время и между врачами, и между психологами, и между теми и другими ведутся споры о психотерапии . Одни склонны называть психотерапией область собст-венно медицинской терапии, понимая терапию как лечение, то есть устранение болезни и более или менее полное восстановление валидности пациента. Другие понимают психотерапию как некое гуманитарное служение (патронаж ) больному. Третьи – как обучение (научение, тренировку) человека, который в результате более или менее длительной болезни, стресса и срыва адаптации потерял некоторую часть ранее имевшихся у него психических функций или навыки использования этих функций. Есть и такие, которые склонны расширять границы психотерапии и на ситуации профессионального (проблемного), семейного, бытового консультирования. Имеется и еще более широкое понимание психотерапии как особой субкультуры.

Все это не лишено оснований. Многозначность понимания психотерапии сопро-вождается несколькими, если можно так сказать, по-разному направленными группо-выми пожеланиями специалистов, склонных называть себя психотерапевтами . Среди врачей есть, но их очень немного, люди, склонные называть себя «психолог».

Психотерапевтами склонны называть себя многие не врачи, по преимуществу это — психологи, и эта группа наиболее многочисленна. Сюда же относятся, по преимуществу – шарлатанствующие «экстрасенсы», «маги» и др. Эти люди, по-видимому, и\\или сами разде-ляют, по существу – инфантильный миф о «могущественном психотерапевте-демиурге » и в «присвоении имени сего» компенсируются, удовлетворяя свои инфан-тильные запросы , и\\или рассчитывают, что этот миф разделяют их будущие пациенты. Немаловажным здесь является коммерческий интерес, поскольку плату за свои услуги легче получить, называя себя психотерапевтом: люди вообще более склонны платить за лечение, чем за советы и психологические консультации.

Впрочем, некоторые психологи, работающие в медицинских учреждениях, более осторожны и, «хлебнув лиха» с непонятными для них больными, склонны избегать в самоназвании слов «медицинский психолог» . У некоторых из них, возможно, имеет-ся уверенность о равенстве понятий «психическое нездоровье» и «педагогическая за-пущенность», у других — «честная попытка» избежать ответственности за психологиче-ские воздействия на психически больного человека при неумении диагностировать заболевание: оправдательная уловка по типу «мне такого направили».

Отдельно стоят психоаналитики. Считается, что их у нас в стране — единицы, они не склонны называть себя психотерапевтами, «блюдут честь мундира» и признают себе подобными тех, кто получил «классическое образование» в одной из признанных школ за рубежом. Возможно, в начале восстановления психоанализа в стране это и правиль-но, однако не стоит забывать, что сегодня психоанализ представляет пусть первое , но уже не единственное направление (или метод) психотерапии, и каждый психотерапевт в той или иной степени использует в своей работе аналитический метод.

Яндекс.Метрика