Ничто

Наше исследования бытия мы начнем с введения понятия «абсолютного ничто» как логического отрицания всего существующего, и четко отделим это понятие от понятия «ничто» как отрицания чего-то конкретного, что уничтожается полностью в результате отрицания; примером здесь может послужить какая-либо вещь, которая при поломке утрачивает свою ключевую функцию, взамен которой выставляется ничто. Так, например, со смертью человека происходит полное забвение его сознания; в этом случае часть бытия превращается в ничто, то есть исчезает полностью. Надеюсь, что в дальнейшем из контекста будет ясно, о каком ничто идет речь в каждом конкретном случае. Зададимся вопросом: что есть абсолютное ничто? В самом этом вопросе уже скрыто противоречие. Ибо ответ на вопрос «что есть?» уже предполагает наличие чего-то; но абсолютное ничто есть отрицание всего. Таким образом, «ничто» не может «быть», ибо уже само слово «быть» предполагает наличие чего-то вполне определенного. Таким образом, существование абсолютно, а именно, бытие абсолютно и неуничтожимо. Бытие не может превратиться в ничто. Да и представить себе ничто мы не можем, если могли бы, то это предполагало бы какую-нибудь данность, но это невозможно в силу определения самого ничто, как отрицания всего. Все, что мы можем представить себе под понятием «ничто», так это пространство, окрашенное в какой-либо цвет. Но это всегда предполагает нечто, что является носителем этого цвета. Таким образом, «ничто» не дано нам даже в представлении. Понятие «абсолютного ничто» есть произведение человеческого ума, есть простое логическое отрицание всего наличного. Ничто условно можно мыслить себе как математический ноль, но это всего лишь обозначение ничто, само же абсолютное ничто есть всего на всего лишь мыслительный акт отрицания. Например, можно подумать, что чаша, которая стоит передо мной, отсутствует, но это не означает, что она перестает быть сама по себе как таковая. В акте мышления я просто выражаю свое отношение к ней. Попробуйте реально изничтожить эту чашу и превратить ее в ничто. Сожгите ее, измельчите и рассейте по ветру, но вам не удастся превратить ее в абсолютное ничто. Абсолют существования — это непробиваемая стена бытия. Сам вопрос «что есть бытие и почему что-то происходит?» не предполагает ни какой другой формы ответа, кроме как «потому что это есть так и так», и нам никак не избавиться от того, что что-то уже есть само по себе и служит для другого основанием. Наше мышление не способно пробить стену существования; нам приходится мириться с ее данностью и принимать мир таковым, каким он является нам. Здесь мы находим предел, ограничивающий наше мышление; наше мышление ограничено, как тело ограничено своей формой, и не может выйти за пределы своих форм и всегда вынуждено выражать их и находиться в их власти. Нам всегда приходится мириться с изначальной заданностью бытия мира для нас, мы не можем убежать от мира и спрятаться от него, не иначе как только погрузившись в сон или уйдя из жизни и растворившись в ничто, и в этом уже проявляется вся несвобода нашей жизни. Далее проведем логическую цепочку доказательства невозможности ничто в духе математики. Будем рассуждать от противного. Предположим, что ничто реально возможно. Ничто — это отрицание всего существующего. Если возможно реальное отрицание всего существующего, то, в частности, возможно и реальное отрицание вот этой чаши, которая стоит передо мной. Но если мы попробуем ее уничтожить, то столкнемся с бесконечным превращением бытия. Бытие как бы протестует против своего уничтожения, оно заявляет, что оно вечно и неуничтожимо, оно есть абсолют. Соберите хоть все силы вселенной и попробуйте сдавить и превратить в ничто хоть одну маленькую материальную точку, тогда вы познаете всю силу бытия: сила противодействия превращению этой маленькой точки в ничто будет равна силе, желающей уничтожить ее. Кстати сказать, бесконечность или дурная бесконечность, как ее понимал Гегель, проистекает именно из невозможности абсолютного ничто: каждое последующее число числового ряда есть утверждение бытия и отрицания ничто: мир не может быть замкнут и ограничен в целом; ибо в противном случае на его границе мы соприкоснулись бы с абсолютным ничто. В реальности же мы лишь всегда касаемся ничто, как отрицательного момента какой-либо определенности; например, когда мы умираем, то погружаемся в океан ничто; в этот момент ничто завладевает нами, завладевает частичкой нашего бытия, уничтожая ее, но ничто нет, вместо него всегда выставляется другое бытие. Ничто невозможно взамен бытия, поскольку нам никак не отделаться от наличности чего-то. Сказать, что ничто есть, значит опять предположить существование, но ничто отрицает всякое существование, значит, отрицает и себя как существующее, следовательно, через отрицание ничто мы опять приходим к абсолюту бытия. Таким образом, понятие «абсолютное ничто» существует только в головах людей (в некоторых из них), как ноль есть только в головах людей. Еще раз подчеркнем, что ничто нельзя себе представить; ибо если бы его можно было представить, то должно быть то, что стоит за представлением, но поскольку в ничто мы отрицаем всякое бытие, то тем самым мы отрицаем и всякое представление о ничто: мы не можем сказать что ничто есть то-то и то-то, поскольку здесь нам нельзя отделаться от этого «есть». Вообще говоря, в основе всякого утвердительного предложения всегда предполагается, что нечто есть, есть то, о чем идет речь и что утверждается. Таким образом, предложение: «ничто есть» содержит в себе внутреннее противоречие. А потому всякого рода рассуждения о возможности ничто взамен бытия являются просто несостоятельными; сама логика запрещает ничто быть. Известное выражение: «Бог творит из ничто» есть по сути определение того, что бытие есть как невозможность ничто; бытие есть отрицание абсолютного ничто. Но как легко и прекрасно было бы, если вместо столь трагичного бытия было бы абсолютное ничто: никаких страданий, никаких волнений, полное безразличие, сон без сновидений, абсолютная пустота! Но это невозможно — и в этом состоит вся трагедия и тайна бытия. «Невозможно» заставляет пробуждаться бытие, оно заставляет его быть. «Невозможно» — это слово так страшно, как приговор звучит оно. «Невозможно» (как определенная необходимость) — откуда исходит это божье слово, в каком царстве оно обитает, откуда доносится его холодный глас? Из царства метафизических теней; там таятся и покоятся незыблемо в своем небытие, — а точнее, в бытие идеального — первичные сущности мироздания. Они есть, и их нет, ибо они идеальны и суть принципы бытия. Эта мысль о власти идеального, о власти чего-то, что пронизывает насквозь все материальное и определяет его в его бытии, завораживает и сводит меня с ума, — здесь я говорю о власти фундаментальных принципов, которые идеальны по своей природе и составляют базис Логоса. В этом смысле фундаментальная часть Логоса — это зодчий, архитектор бытия, который велит быть и определяет как быть. Позже мы сформулируем основные принципы бытия, схватим их и закуем в словесные формулировки, но для начала мы определим понятие «Логос» (что в переводе с греческого означает «слово, миф, мир»). Под «Логосом» мы будем понимать все то, что есть идеального в данный момент времени. А под «базисом Логоса» мы будем понимать неизменную и находящую вечное воплощение в материи часть Логоса.

Примечание. Слова, когда мы их произносим, попадают в область Логоса, который отражает бытие, ибо слова отражают реальность; Логос служит как бы надстройкой над реальностью; так, с одной стороны, он является его неотъемлемой частью, а с другой стороны, управляет бытием и как отражение. Если человек говорит бессвязные (бессмысленные) речи, то они не попадают в область управляемой части Логоса; ибо Логос как раз и отвечает за «связность» понятий, а, равно как, и реальности.

Примечание. Логос (слово); даже в христианстве утверждается, что сначала было «слово». Поэтому нечего удивляться, что в основе мира лежит совершенная абстракция (объективный идеализм

Categories: Общая психология Tags: Метки:
Текст перед ссылками: котята невские маскарадные даром Текст после ссылок: Яндекс.Метрика